С высоты человеческого полета

 

То, о чем мечтает едва ли не каждый и чего боится еще большее количество людей – в журналистском эксперименте Анны Красновой. Полдня подготовки и 900 метров до земли под парашютом стали реальностью.

К скачку с парашютом подтолкнуло меня давняя мечта… и задание редакции подготовить материал про скачки с парашютом. Поделилась я своими планами сначала с друзьями. Все сказали супер, но при этом напомнили о вероятной опасности такой авантюры для моего здоровья.

ПРОИСШЕСТВИЯ и предрассудки

Я оставила себе время на раздумья, за который мне посчастливилось встретиться с большим любителем парашютного спорта, лингвистом и переводчиком по образованию, Поляковым Юркой. Как говорит Юрка, желание быть в небе в его генэтычнае – дед был летчиком-истребителем. Самого Юрку можно встретить каждые выходные на Боровой, где он за неделю делает около 10 скачков.

Летальных случаев не было с 1982 года. Система безопасности на сегодняшних парашютах другая. И я даже не представляю, что нужно сделать, чтобы что такое страшное случилось. Все это мифы людей, которые боятся скокаць и не дают скокаць другим. Им нужно как-то оправдывать свои страхи, поэтому они рассказывают ужасные истории,” – ломает Юрка мои стереотипы и предрассудки. И я все больше хочу исполнить свою мечту.

БОРОВАЯ или самые дешевые билеты на самолет

В Минске прыгают с парашютами на Боровой. Довольно известное место. Остановка с соответствующим названием находится при выезде на Витебское шоссе. И это не просто поле. Там есть музей авиационной техники и не только. А за определенную плату можно полетать на котором сымпатычным и быстром самолете в кабине с пилотам (возможно также сымпатычным ;)).

Но, естественно, Боровая известна наиболее скачками с парашютом. Как шутят инструкторы по прыжкам, “на Боровой одни из самых дешевых билетов на самолет” – билетики оплаты скачков с парашютом.

КРАЙНИЙ ИЗ МОГИКАН

Юрка объясняет особенности профессиональной лексики парашютистов:

Мы никогда не говорим последний, мы говорим крайний, например крайний прыжок etc. Слышал однажды, как один человек рассказывал про книжку “Крайний из Могикан”. Весело, но такие вещи переносятся даже в жизнь. Мы празднуем открытие и закрытие сезона. В конце лета праздновали крайний день лета, когда мы сжигаем чучалка. Каждый парашютист жертвует своей одеждой для него. Такое языческий праздник.

PER ASPERA AD ASTRA или путь от остановки до неба

По пятницам, субботам и воскресеньям при хорошей погоде прыгают новички. Вообще-то такое важное событие в жизни как прыгнуть с парашютом очень достижима и быстрая. Это вам не права на авто получать. Тут приезжаешь на Баравую по обеде, а вечером ты уже готов совершить поступок, о котором будешь долго рассказывать друзьям, да и просто любым свободным ушам, а может и детям, внукам да правнукам.

На месте мне нужно было явиться в воскресенье в половине первого. Предварительно нужно попасть там же на прием к врачу и оплатить свою авантюру. В темном коридоре очередь у кабинета доктора, свет в конце туннеля – спортзаля, где в это время профессионалы и молодые сотрудники составляли для таких новичков как я парашюты. В этой же зале позже нам проводили инструктаж.

Процедура медосмотра оказалось очень проста. Меня спросили про зрение, измерили давление, попросили расьпісацца в нескольких толстых журналах. Самой интересной оказалось заявление об освобождении от ответственности: если что случится – сама отвечаю. Оставив свою подпись в многочисленных книжках, я отправилась в бугальтэрыю. Товар, который я оплачивала был “прыжок с парашютом”, единица измерения – “прыжок”, отпускная цена за единицу измерения с НДС – 60500 бел. рублей. Не мало, но 30 долларов за свою мечту – позволить можно. Для тех кто имеет разряд, прыжок будет стоить меньше, но ведь покупка разряда требует опять таки и времени, и денег. Есть люди, которые прыгают бесплатно, но они уже работают в этой конторе. Это то, чем они живут и за что они живут.

“СЕГОДНЯ ВЫ СТАНЕТЕ НАСТОЯЩИМИ ПАРАШЮТИСТАМИ”

Следующий шаг – теоретическая подготовка. Нас собрали в аудитории и поприветствовали словами “Сегодня вы станете настоящими парашютистами”. Честно признаюсь, от таких слов стало так красиво внутри. Нам рассказали, что нужно делать, чтобы не повиснуть на дереве или не приземлиться на крышу близлежащих домов, и главное, как правильно приземлиться, чтобы ничего не выкрутить себе. В определенный момент, я подумала, зачем мне ВСЕ это. Может отказаться?

Я не могла вложить в своей голове, как можно успеть за несколько секунд в воздухе, когда ты летишь, выдзярнуць кольцо, агледзіцца или раскрылся основной парашют, положить кольцо в специальный кармашек, чтобы оно не мешало, а потом еще выдзярнуць какой-то красно-оранжевый поводок, чтобы не сработал запасной парашют, почувствовать те неописуемые эмоции, о которых рассказывают парашютисты и, наконец, правильно приземлиться. Но ведь с мыслью отказаться от скачка я простилась.

Вообще, как рассказывал Юрка, случаи, когда люди в последнюю минуту отказываются скокаць случаются, но редко – раза 2 в сезон. Обычно это бывает уже в самолете.

Заскочу вперед и расскажу, что в нашей группе одна девочка отказалась прыгнуть – уже в самолете. Так и вернулась обратно с парашютом за спиной.

Возвращаюсь к нашей приготовления.

Дошло до практики. Начали мы с распраналак. Здесь нам предложили по желанию одеть камбінэзоны и прочный обувь. От камбінэзончыка я и не отказалась. Свой первый парашютный день я провела в синем комбинезоне с оранжевой эмблемой парашюта на сердце и надписью “Боровая” на спине.

Потом тренировки в спортивном зале, на улице. Мы скокалі с вышек на землю с сведенными вместе ногами – так требует инструкция, чтобы не павыкручваць ноги. Естественно, с “растаўленымі на ширине плеч ногами” чувствуешь себя при прызямленьні более уверенно, но приходится следовать инструкции.

ПОСЛЕДНИЕ ЗАГОТОВКИ

Мы в эпицентре “Боровой”, где кроме нас было человек 20 профи-парашютистов. Здесь виделась я и с Юркой Поляковым, который был в своем красивом профессиональном костюме с не менее привлекательным черно-желтым парашютом.

Торжественный момент получения парашютов немного смазывается весом последних – 20 кг! А вот сидеть с парашютом за плечами, кстати, удобно – как в кресле, так как железный каркас создает “спинку стула”.

Рюкзак с парашютом очень хитро закрепляется на теле: на груди, на животе и также захватывает ноги. Мне подумалось, что именно так чувствуют себя детки, которых носят в специальных сумках – кенгуру.

Подходит и моя очередь. Волнение растет. Еще раз проверяют наше снараджэньне.

Ставлю свою подпись еще раз. Напротив моей фамилии стоит 1/1, то есть один скачок первый раз. В следующий раз будет 2/1. :)

В САМОЛЕТЕ или назад дороги нет

Нас новичков из всей группы осталось 4 человека. Мы скочам последние в этот день – с нами еще с десяток настоящих парашютистов. Бежим к кукурузьніка. Оказывается и в такие моменты срабатывает этикет. Парни пропускают меня в летательный аппарат вперед. А это, логично подумав, значит, что я буду сегодня крайняя, как говорят парашютисты. Я прыгал самая последняя из всей группы новичков, я не боялась, просто так получилось :)

Кукурузьнік с серьезной названием АН-2 поднимает нас в небо.

Минск (оказывается, маленький город) уже где-то подо мной. Заходит солнце – как здорово, что я лечу в последней группе – можно понаблюдать за этой красотой. И солнце не сверху и не на горизонте со мной, как бывает обычно. В этот день я была выше его…

Инструктор дает знак, что время браться за кольцо…

Кольцо, кстати, находится слева, как раз, где сердце. Надеваю на руку резинку, которая прикреплена к кольцо. Это, наверное, на случай, если человек из страха или от впечатлений отпустить кольцо, то она все равно останется рядом с ним.

Показывают, что нужно вставать.

А я не могу!.. Нет сил. Ребята-парашютисты с падбадзёрваючымі ўсьмешкамі помогают встать, подтягивают меня за рюкзак. “Двери открываются, следующая остановка земля,” – шутили мы позже.

Передо мной рука инструктора. Он отсчитывает: “1… 2… 3… Пошла!” И своей рукой спихивает меня. Так они помогают новичкам. И это не потому, что может кто-то боится и поэтому силой выпіхваюць, как многие думают. Просто без практики трудно справиться с сильной плыньню ветра на такой высоте и распределить свои силы для хорошего прыжка.

С ВЫСОТЫ МОЕГО ПОЛЕТА

Как я оказалась за пределами самолета – не помню. Такое ощущение, что я вообще ничего не помню с тех пару секунд, когда я свободно летела… падала. Первое, о чем я подумала,что я просто падаю и нужно начинать считать секунды, чтобы вытаскивать кольцо. 121,122, 123 и я вытягиваю (выдзіраю, отрываю со всей силой) кольцо. Чтобы это сделать, нужно приложить силу в 16 кг! Вы не поверите, в воздухе это делается очень, очень легко!

Пару мгновений паники, чтобы разобраться с другими жалезкамі, и можно вздохнуть.

Берусь за стропы парашюта, чтобы себя надежнее и удобнее чувствовать. И тут я понимаю, что я нахожусь на одном месте. Я зависла в воздухе! Я не спускаюсь! И сколько мне здесь придется провисеть? Кто же меня спасет? В эту минуту мне дико захотелось на землю, меня же с нескольких сотен метров никакая техника не снимет! Оглядываюсь, мой сосед где-то там далеко понемногу снижается. Я успокаиваюсь. Просто восприятие движения, расстояний, вообще ценностей в жизни меняется на такой высоте.

Если я действительно начинаю чувствовать, где я – сердце от радости хочет вырваться (хорошо что парашют мешал :)).

Я кричала, разговаривала вслух! Говорят на такой высоте хорошая акустика и можно даже поговорить, если рядом кто летит еще. Но все были далеко или уже на земле, поэтому я просто кричала, чтобы слышать саму себя и верить, что я действительно в небе – это невероятные чувства, которые можно почувствовать только там.

Внизу красиво, но земля уже приближается, хотя реально проанализировать, сколько там до земли с высоты тяжеловато.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Стоп! По полевой дороге едет машина! Как бы промазать! Только не на машину! Но на ее (или на мое) счастье, она сама уехала с места возможного свидания. Ух, препятствие сама отдаляется от меня. Приземляюсь на ту самую дорогу, не совсем правильно, на спину, но удачно.

Вот так бы и лежать всю жизнь. Парашют падает и вытягивается. Я лежу. Смотрю в небо. Но нужно подняться и показать тем, кто наблюдает за новичками в бинокль, что со мной все ОК. Хочется лежать и смотреть туда, откуда я только что прилетела и просто все осмыслить. Но нам о такой возможен состояние предупреждали, и настоятельно просили показывать признаки жизни. Бывали случаи, когда народ от счастья зажигал сигаретку и лежал. Я не курю, но в тот момент наверное бы закурила.

Я ЭТО СДЕЛАЛА

Говорят, что после скачка люди меняются. И даже внешне. Могу представить как выглядит лицо человека, который только что прыгнул :). Хотя бы лиц таких же экспэрымэнтатараў как я не помню – мне было не до того, одна часть меня еще летала, а вторая уже шла по земле.

Не знаю, насколько я изменилась внешне в ту минуту, разве только сбросила 2 кг. Так, полагают, что человек теряет 2 кг. И чувствую я себя по-другому, легко и необычно. Значит, точно сбросила :).

Что же осталось после нескольких минут в небе?

Безусловно, гордость за себя, что я (Я!) это сделала. Фізіялягічна о том, что это был не сон, напоминают мышцы шеи – два дня болели (возможно от того тяжелого шлема?) – похоже как болят мышцы прессу.

Ощущение, что я могу все – главное, что придает такой поступок. А Юрка Поляков говорил – “если у меня какие проблемы, я скокаю с парашютом – и все кажется мне мелким и не стоящим волнений”. Действительно, что значат мелкие проблемы в ўнівэры или на работе, недопонимания с другом, незаклееныя окна в комнате или еще что. Сверху все это маленькое, мелкое и даже смешное. А выражение “Спустись на землю!” придумал, наверное, тот, кто никогда не был в небе. Вот от зависти и придумал :).

Работоспособность после такого скачка точно повышается – я не только во время сдала этот материал редактором, а еще и схватилась за 10 новых идей. Но не волнуйтесь за мое здоровье – злоупотреблять не буду ;).

Короче, я тут перараблю все дела – и снова наведаюсь в небо. Бязьмежнае, красивое… и уже даже чуточку мое.

Обсуждение закрыто.