Культурные люди: «Городской» человек — Pete Paff

До Пита Павлова я шла с примерным списком подготовленных вопросов. Уже после первых слов я поняла, что вряд ли открою блокнот — Питта было гораздо интереснее слушать, чем спрашивать.

Мир такой непонятный, такой глупый… И в этом мире любые вопросы, которые кажутся понятными – были вопросы, которые для меня были понятными – сейчас они все делаются філязафічнымі. Мельчайшая вещь, что раньше казалось натуральнаю, сейчас кажется спрэчнаю…

ДЕТСТВО, УНІВЭР И АРМИЮ

Детство Пети Павлова прошло не где-нибудь, а в Германии…

Вам нравится, когда Вас называют Петя?

Не, не нравится. Сейчас начинают меня так называть мои друзья, если кьпяць с меня. Новые люди слышат “Петя” – им кажется, что это нормально. Пит – так меня впервые назвала моя двоюродная сестра. Она рассказывала мне и еще одному нашему брату такие казачки детские о нас, мы были участниками и у нас были сокращенные имена – Пит и Ник. Вот и прыклеілася эта кличка. Потом, когда я прочитал “Незнайку в солнечном городе”, выяснилось, что сюжеты она брала оттуда.

Из Германии какие воспоминания остались?

Все осталось, я все помню. В отличие от всех моих друзей, которые с детства не помнят, ведь они в том же окружении жили дальше. У меня было очень, очень в отличие, Германия и Беларусь. Помню, как приехали мы первый раз в Беларусь…

Видимо, шок такой для Вас был?

Никакого шока не было! Мы ездили ежегодно на каникулы: в Крым, в Слуцк мой влюблен и в Минск. Для меня это была моя Родина, а там была Германия. Но в Германии прошло мое детство, там мне было естественно и удобно. И если я с Krywi в первый раз поехал туда – будто домой вернулся, все было очень близкое.

Я в детстве стеснялся джинсов. Потому что они протирались на коленках, и мне казалось, что у меня такие старые штаны. Жвачкі я привозил в Слуцк, и весь Слуцк ходил цепочкой за мной, а я их раздавал. Для меня это было естественно. Поэтому, если жвачкі не стало, я даже и не заметил. А в школе у меня были такие классные шмотки, настолько яркие и разные, что я стеснялся носить, у меня был портфель самый лучший, кожаный, санки у меня были не такие, как у всех — алюминиевые, а деревянные, огромные. И мне казалось: что за лажа? У меня все такое какое-то отличающееся, хотя оно все было касьмічна лучше. Но тогда я этого не понимал, и хотел все как у всех. Это сейчас мой сын лишен этого маразма и может дацаніць индивидуальную вещь.

А как Вас в РТИ занесло?

Это было очень естественно. Я был профессиональным спортсменом – победителем турниров приходится на пятницу, общесоюзных, чемпионом города. Я был просто спортсменом-спартовічам :) Но я никогда не представлял себя в каком-то физкультурном институте. Помогло выбора довольно глупае детское впечатление: почти все мои знакомые гитаристы, известные, роковые, учились в РТИ, ну и РТИ давал возможность получить необходимые знания, чтобы самому создавать какие-то ўзмацьняльнікі, примочки, инструменты для гитары. При том, что выбор был довольно ограничен. То есть, куда бы еще мог мальчик пойти? Поэтому на тот момент я выбрал самое лучшее, что я мог себе представить. Сейчас я, возможно, по-другому распорядился бы своим выбором… Занесло достаточно случайно, никакого сознательного выбора не было.

Но ведь потом была армия… Ну и как? Ужас?

Армия как армия, ужас как ужас… Без этих двух лет я не был бы тем, кто я есть. Кажется, такая брутальная тупость, но она с мужчины создает другую стоимость: показывает, до каких низин может опуститься, до каких глубин он может нырнуть, и до каких вершин он может ўзьнесьціся. Некоторые молодые люди сами себя героизируют, и только в армии все ставится на свое место. Сейчас я попытался бы избежать, но что есть – то есть, не вычеркнуть…

Спортсменам-спартовічам палагаецца спортивный режим…

С моего фанатичного отношения к спорту повелось, что я никогда не употребляю и не употреблял алкоголь. И это не подвиг и за это меня не нужно уважать. Бывает, сидишь в компании молодых девушек. Они смотрят: а чего это он не пьет — и мы не будем пить. Хотите пить – пейте. Я просто вижу, к чему это приводит, но пытаюсь на этот счет не высказываться, ибо каждый, кто кірае, воспринимает это как личную критику. Ты выпиваешь – и с прыўкрасьнейшага, “інцелегентнейшага” собеседника ператвараесься в неинтересного, неіскрамётнага дурака. Каждый, кем бы он себя не считал, превращается в ўродца мерзкага.

У Вас много книг, любите читать?

Я читаю очень много! У меня есть моя самая любимая книга – “Мастер и Маргарита”. Раз 50 читал, даже на польском языке. Но уже задолбало перечитывать Булгакова. Сейчас как болельщик читаю Акунина. Это совсем другого рода для меня чытаніна. Из серьезного современного – с диким удовольствием читаю Пелевіна. Я считаю, что можно сейчас найти основания для написания книг. Привлекательность современного в том, что ты попадаешь в условия, если твой современник пишет и создает.

РЕФОРМЫ ПРЕЗИДЕНТА ПАВЛОВА

А Вы могли бы быть политиком?

:) Думаю, что мог бы. Но я бы не хотел. Президентом мог бы быть :)

А какая бы была Ваша первая реформа?

Первая не может быть одна. У меня целый пакет :) Одна из первых – это поменять чыгункавыя рейки от Бреста до Смоленска с широких на узкие. Пусть они там под Москвой занимаются бессмысленной этим делом – перастаўленьнем поездов. Потому что для меня эти два часа на границе – это оценка маразма, физическая граница. Проблема должна быть решена раз и навсегда. Это делается очень быстро – я уточнял.

 

Это одна из первых реформ. Вторая реформа касается сохранения Минске. Я бы запретил переводить названия. Это только белорусы могут перевести улицу “ШпалернаявОбойную”. Это уже в никакие ворота не лезет. Это маразм! Перевести “Независимость” можно только в “Незалежнасьць”.

Следующая реформа касается языка – язык будет одна. Это нужно, чтобы у нас была независимая страна. Если у нас будет дзьвюмоўе, то российская легко победит. Потому что физически она сильнее.

GARADzKIJA и PETE PAFF

Кто знает, может, когда Пит и реализует этот пакет. А сейчас он занимается своими сольными музыкальными и прадусарскімі проектами. Наиболее дельные из них, безусловно, GARADzKIJA и Pete Paff.

Пластинка группы GARADzKIJA три года назад, на мой взгляд, была новой ступенькай в белорусской музыке. Там столько всего скампрэсавана моего… Чтобы меня узнать, послушать альбом – это базовая вещь. Там совсем нет проходных песен, там нет просто текстов, чтобы заполнить альбом. И это такая очень существенная вещь – это про меня, они характеризуют меня больше, чем все остальное…

Вам не трудно совмещать работу над такими различными группами, как GARADzKIJA и Pete Paff? Или это разные стороны Вашего Я?

Если проследить всю мою творчество – она всегда была довольно широкая. Я сотрудничал с Kriwi, с Шедько, Flat, я участвовал в различных проектах. Я присутствовал на первых рэпэтыцыях Троицы. И для меня исполнение такой народной, этнической музыки было всегда естественно. Более того, для меня это было нужно, чтобы подчеркнуть свою оригинальность. Потому что рок-н-ролл – музыка стандартная – всегда можно найти аналоги, довольно плотные. Единственной адрознасьцю является язык – мы поем по-белорусски, и я пытаюсь искать какие-то национальные подходы к аранжацыяў.

Но ведь Пит Павлов – не только музыкант, но и продюсер…

Я сейчас работаю над тем, чтобы в Польше состоялся фестиваль белорусской этнической музыки. У меня было несколько больших прадусэрскіх проектов: “Живой звук он-лайн” (в кафе “Союз он-лайн”), который закончился ничем – нам запретили играть очередной концерт. Мы раскрутили новую точку до того состояния, чтобы продать два полных аншлаги. А самое главное – была интернет-трансляция. Это не оригинально, но для Беларуси то беспрецедентная вещь. NRM, Neuro Dubel, GARADzKIJA, Крамбамбуля… Сорок недель были расписаны, были все достойны группы. Я буду продолжать этот проект, так как считаю его гениальным.

 

Еще один мой продюсерский проект – это фестиваль “Вольнае паветра”, который состоялся в этом году очень успешно, несмотря на препятствия погоды. Все время, пока я его делал, мне говорили: “А давай сделаем вот на этой сцене, а давай сделаем вот на этом звуке, а давай пригласим не эту команду, а эту” – и так вот каждое вопрос… Единственное, мне бы перестали вставлять свои пять копеек, чтобы я был Боно из U2! Но я выдержал все, что хотел – и получился настоящий европейский фестиваль.

МОЙ ГОРОД – ЛИШЬ ТОЧКА НА КАРТЕ ЕВРОПЫ…

Плыту GARADzKICH очень классно слушать, едя в троллейбусе, или прогуливаясь по улицах и проспектах, глядя через окно на агністую суету города. Почему? Видимо, потому что у альбома своя философия, городской ритм, пожалуй, даже более городской и динамичный за ритм Минске…

GARADzKIJA – это не супроцьпастаўленьне деревенском, это просто констатация факта, что есть городские ценности. И главная ценность городской жизни – это наличие возможности пользоваться одним и тем же местом большим количеством людей. Нельзя ставить плоты где только возможно и где не возможно, так как там должны ходить люди. Нельзя говорить, что это мое. Кафэшка представляет ценность, если туда ходит большое количество людей. Культовые месте, это там, где люди болтаются. Город позволяет в короткий промежуток времени встречаться с большим количеством людей. И это величайшая ценность города – возможность вот этой настоящей, не виртуальной коммуникации.

А из тех городов, где Вы были, который наиболее соответствует вот этим ценностям?

Берлин. Это, наверное, самый город-город, город-гарадовіч :)…

Мне он нравится. При том, что я не могу жить в Берлине. Но там приятно тусоваться: там каждый день много концертов и вечеринок, у тебя огромный выбор, там есть ночная жизнь – и есть комната такой дикий: спальные районы в самом центре, где ничего не происходит.

И много приходится тусоваться по городам?

Не, GARADzKIJA не много путешествующих. Это не самый популярный белорусская группа. У нас нет шансов на большую раскрутку. К сожалению. Наши люди очень любят, чтобы было просто: Пит Павлов – это NRM. И они не собираются менять это мнение. Пока есть N. r. m. – это самое простое, самое лучшее и зачем нам еще что-то от Пита Павлова? Считается, что это его, Пита Павлова, какие-то предрассудки. Хотя те, кто просто причастен к этому, послушал тексты (не один раз), посмотрел кліпчык, сходил на концерт, патусаваўся на странице, они становятся любителями скорее GARADzKICH, и воспринимают тот самый NRM через призму GARADzKICH. Но задачей не было падоўжаньне NRM – это мое видение современной рок-музыки.

ПРО ДЕВУШЕК И “БРУТАЛЬНЫХ ДЗЯВІЦ”

А в каком состоянии даўгачаканы клип на песню “Колбасить и плющить”? Время от времени появляются новости типа “Пит Павлов собрал красавиц”…

Ну вот сейчас он в лучшем состоянии: из пяти съемочных дней произошло три. То есть, можно даже не доснять. Но у меня в голове более амбициозный проект. По песне главный герой встает и “доверяет свою судьбу незнакомым квартирам”… И этот герой попадает на совершенно неожиданные вечеринки, где есть много девочек, атмосфера страшно эратызаваная, наэлектризованная повышенной сэксуальнасьцю, но главному герою там нет места, он там случайный. И он проходит, как нож через масло. И ни одна из тех красавиц с ним не остается. Но в конце он просыпается не с той девушкой, которая была в начале видео, а с другой, и все замыкается. Бывают такие дни… Об этом клип.

А если Вы его снимали, был личный интерес? Столько красавиц участвовало…

Девушек хватает и по жизни, Вы же сами видели на концертах :)

Вас это не утомляет?

Как девушки могут стаміць? Просто есть случаи повышенной фамільярнасьці. Если кто-то считает, что он тебя знает и относится, как к родному брату. Ну я, например, с уважением отношусь к родного брата, а есть люди, которые своего родного брата начинают хлопать, “Карэфан, привет! Пошли там выпьем”… Это, конечно, страшно утомляет.

 

А девушки как раз, за редким исключением, очень так тактично просто хотят сфотографироваться, некоторые хотят как бы более глубоких отношений, некоторые хотят “большой и светлой любви”… И пожалуйста! Я еще никому никогда не отрицал :) Но есть, конечно, и брутальные девицы – нажрэцца и вісьне на шее… А для меня отношения с девушками – это всегда что-то красивое, узьнёслае, в любом случае, даже если это что-то краткое и случайное. Только не брутальное и не грязное. На мой взгляд, это понятно при взгляде на меня – что вот этой чушы не дождетесь :).

ПРОСТИТЕ ТЕ, КТО ПОПАДАЕТ ПОД РУКУ НА МОЕМ ПУТИ…

Есть общее мнение, что Вы человек довольно брутальный, принципиальный и тяжелый в коммуникациях. Вам это мешает по жизни, или это специфический фильтр?

Мне это очень трудно комментировать. Я сталкиваюсь всю жизнь с мнением, что я тяжелый в общении… до первой коммуникации :) Вот кто со мной общается первый раз – он всегда удивлен: “А мне же говорили, что с Вами совершенно невозможно разговаривать!

Я допускаю до себя людей сразу – пожалуйста, главное не облажаться… А облажаться можно очень просто: если, например, взять у меня интервью, перавраць-то там, как много кто любит, или начать писать какую-то несоразмерную фигню.

Намек понят :) Дадим интервью прочитать перед тем, как преподавать…

То, что я человек принципиальный, я и сам начинаю замечать: до некоторых вещей я слишком серьезно отношусь. Но через это я почти не участвовал в неинтересных музыкальных проектах. Ко мне не обращаются различные козлы по соло…

И эта моя принципиальность распространяется и в дальнейшем: читая мои интервью люди все-таки видят мнения, а не обходы вопросов. Если бы у нас был настоящий шоу-бизнес, это бы мне, наверное, мешало. В Америке, например, критические высказывания звезд друг о друге – это дурной тон. Филипп Киркоров все-таки мой коллега и нельзя его критиковать. Все же песенки поет. Есть люди хуже его, которые делают грязные дела…

Или есть такое человеческое качество, за которую бы Вы могли простить все недостатки?

Я прощаю недостатки буквально нескольким лицам, которые более талантливые, которые создают то, на что остальные не способны. Таких личностей на просторах моей страны единицы. Я их многократно называл – это Леник Тарасевич, Вова Цэсьлер, Адам Глобус, Михал Анемподистов. И рядом со мной ходит еще такой человек – Лявон Вольский. Временами я вынужден сам себе напоминать, что это – не просто человеческое существо, которая мне не нравится в эту секунду, а один из самых главных людей в моей жизни.

А наоборот? Что бы такого мог сделать Лявон…

Лявон – ничего! Если бы он жестко предал нашей “деле”, я бы его оправдал и нашел бы маральне обоснование, и простил бы на сто процентов за то, что было сделано за все его предыдущее жизнь. Не, ну если бы он начал убивать детей маленьких, я бы, конечно, сказал, что он уехал с ума и следовало бы его убить… Тот же Адам Глобус регулярно делает вещи, непростительные для обычных людей, но я легко ему прощаю и всегда его защищаю во всех говорах : “а вот Глобус…”. Он для меня перед всем писатель, поэта…

А Вы сами к себе как относитесь?

Я к себе отношусь очень критично, мне с собой очень трудно. Но в то же время считаю – то, что я сделал, недаацэнена, недапаказана. На мой взгляд, успех всех проектов, в которых я задействован, во многом связан со мной, а успех этот обычно связывают с лицами, которые поют…

Даже если мое участие незначительный – я как талисман. “Я родился здесь” – у вокалистов по несколько песен. А в 20 звучит моя гитара. Но об этом никто не говорит, не пишет и не знает. И я, конечно, считаю себя в нашем рока недооцененным. Но это не значит, что я не критичен к себе. Я страшно медленно делаю какие-то вещи, я страшно вылізваю уже готовы аранжацыі и казалось бы готовы песни. Я очень неуверенный в том, что я делаю сольно, но дацэняю очень высоко.

 

Много кто считает, что я такой хвасьлівы и выпячваю некаторые вещи. Но на мой взгляд, я просто пытаюсь обратить внимание на то, что я сделал. Я пытаюсь высказывать комплименты своим коллегам, но я и критикую нещадно. Возможно, это воспринимается как брутальность. Еще более нещадно я критикую своих коллег по шоу-бизнесе. Мне часто говорят, что я не умею разговаривать с людьми. А я просто пытаюсь сократить время – лучше вначале задать неприятные вопросы. Все сто. Зато при финальном расчете вопросов не возникнет.

Я считаю, что канкрэтнасьць – это положительная черта. Лично в белорусском шоу-бизнесе не хватает конкретики. Потому что этим занимаются любители, а мы – профессионалы – невостребованные.

Михал Анемподистов как-то заметил, что Вы – человек нордический, и единственный, кто не волнуется перед концертом.

У меня впечатление, что я никогда не волнуюсь перед концертом.

А вообще, по жизни?

Ну, у меня много было таких моментов, особенно перед генеральной дракай (в основном, из-за девушек). У меня сразу возникает запах адрэналіна в носу, тяжелеют ноги… Волнуюсь, конечно! Волнуюсь перед жыцьцязначнымі разговорами. Ненавидел экзамены ўсячэскія, испытания…

ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ…

На концертах часто можно заметить стылёвага молодого человека, который знает все песни наизусть и очень гордится… своим папой. Расскажите, пожалуйста, про Вашего сыночка. У Вас есть определенная мэтода воспитания?

Мэтода? Мэтода есть! Одна из оснований мэтоды моей, что с рождения к нему относятся серьезно, и что ему позволено все, что позволено обычным людям, если он ведет себя разумно, как взрослый. В тот момент, когда он начинает вести себя как ребенок, он получает запреты, такие же детские, тупые.

Благодаря этой мэтодзе, он достаточно самостоятельный, может сам себя обслуживать, пользуется техникой уже всей — все, что есть в доме, ему разрешено до той границы, пока он ведет себя как взрослый.

Но ведь ему только десять лет!

Эта даросласьць не лишила его детства. Просто он все время с нами. Мы берем его во все путешествия: он не мешает, место не занимает, переносить страдания путешествие так, как нужно. Никогда от него не слышно “я устал”. Для Она-Винсента путешествия – это нормальное состояние…

А уроки с ним делаете?

Я пытаюсь с ним заниматься всем, что знаю сам. Но я за него ничего не делаю – только натхняю. И здесь бывают недоразумения. Я требую от него внимания, уразуменьня, а он все-таки ждет от меня спасения. Но знает, что его не будет. И бывает, он обижается, почти плачет.

Долгое время я с ним занимался музыкой, но нерегулярно, поэтому результаты не очень положительные. Сейчас я отдал его в музыкальную школу – на тромбон. Я хотел его отдать на фоно, но сказали, что поздно. Хотел скандал устроить-и дошел бы до министра образования, но согласился с судьбой. Тромбон — тромбон… Через года два Ян-Винсент сможет ездить с Pete Paff на гастроли.

А Ян-Винсент судить Ваше творчество?

Безусловно! У него очень хороший музыкальный вкус. Он с детства слушает только избранную музыку. Единственное, что в его возрасте люди влюбленные в тяжелую музыку. Про его мнение насчет попсы можно даже не спрашивать. И для меня в мои 13-14 год любая попса была дрянной. Это я сейчас понимаю, что есть качественная музыка и некачественная. Я сам планирую сделать и попсовый проект, для меня это интересная задача – сделать удачно.

Насколько известно, в творческой жизни Вашей жены в последнее время также происходили чрезвычайные вещи…

Так, три месяца назад в самом центре Варшавы состоялось торжественное открытие галереи ZOYA. Это галерея современного мнению восточноевропейского искусства, перед всем – белорусского. Такого никогда не было: чтобы мы имели свое место и могли что-то донести до Европы. Это, на мой взгляд, самое большое происшествие в артистичным жизни нашей страны. Уже сейчас там висит вторая выставка. А началось все с выставки Зои Луцевич, автора этого проекта. www.zoya.art.pl – там можно все увидеть: о музыке трудно говорить, то самое, и об искусстве трудно говорить словами…

Трудно не согласиться с последним высказыванием. Поэтому хватит слов! Слушайте альбомы, ходите на концерты, ведь, как уже отметил Пит, Pete Paff й GARADzKIJA скажут гораздо больше, чем самое подробное интервью. Тем более, что Питт наконец-то получил разрешение провести презентацию альбома Pete Paff в большом зале и обещает настоящее шоу.

Обсуждение закрыто.